Марокко: Mission Failed

Если не хотите читать подробности рассуждений о Марокко, можете перейти к самому интересному.

Бывают поездки более удачные и менее удачные. Бывают совсем неудачные. Или даже совсем-совсем неудачные. В целом, я отношу себя к путешествующим оптимистам, но давайте смотреть правде в глаза: поездка в Марокко получилась провальной. Ну, или если следовать терминологии выше — совсем неудачной.
Почему же так вышло?
Тут я немного позанудствую и сошлюсь на собственную цитату. Ее можно отлить в граните и повесить над входом в туалетную комнату каждому самостоятельному путешественнику:

Залог хорошего путешествия — хорошая подготовка.

2013й год получился сложным. Смена работы дала шанс воспользоваться лишь четырехдневным отпуском, а потому времени на подготовку почти не было: передача дел, множество встреч и домашних забот (жалкое оправдание). Самый дешевый тур с билетами до марокканского Агадира покупался только ради билетов. За 4 дня проехать основные достопримечательности Марокко и даже слегка зацепить Западную Сахару — это вполне реально. Но если у самостоятельных путешественников еще осталось место над туалетной комнатой, то можно выбить там еще одно изречение:

При дефиците времени или денег залог хорошего путешествия — очень хорошая подготовка. Особенно при дефиците времени.

Поскольку данная история задумывается как рассказ о Марокко, а не как руководство по путешествиям, то больше изречений в граните не планируется — просто расскажу, как было дело.

Дорога туда.
Сиди-Ифни и Западная Сахара.
Дорога в пустыню.
Сахара.
Агадир.

Маршрут по Марокко:

Дорога туда.
Вылет из Домодедово:

Новленская плотина на реке Пахра:

Полет протекал замечательно. Я даже ухитрился отжать второй обед для того, чтобы сэкономить время на еде по прилету в Агадир.

Где-то над Средиземным морем:

Атлас:

На подлете к Агадиру видны зеленые насаждения и теплицы. Предположу, что где-то там зреют те самые марокканские мандарины, которые столь часто встречаются в наших магазинах:

Долетели:

Сиди-Ифни и Западная Сахара.
Покончив с формальностями по аренде машины, я, не теряя времени, отправился в сторону Legzira Beach.
Марокканские дороги (основные трассы) не так уж и плохи. Хотя ландшафт побережья не такой уж и горный, я все равно внутренне ассоциировал дорогу с любимым фильмом «100000 долларов на солнце», действие которого происходит в Марокко
(чем я хуже Бельмондо или Вентуры? 🙂 ):

Вскоре я увидел Атлантику:

Первая остановка на ужин и проба воды… брррр… холодная!

До Legzira Beach я добрался уже после заката. Съехав с дороги и спрятавшись от фар машин за кучей камней, я лег спать, благо внутреннее пространство «Dacia Dokker» позволяло вытянуться в полный рост.

Проснулся я еще до рассвета: июньское утро над Атлантикой выдалось холодным. Вот вам и Африка!

Спустился вниз на пляж:

Местные ловят рыбу интересным способом: во время отлива на песке натягивают сеть. После отлива выпутывают рыбу:

То, ради чего ездят на Legzira Beach:

Медуза (диаметр — около 30 см):

Сеть готова к приливу:

Начинается прилив, надо успеть убраться с пляжа, так как вода приходит очень быстро:

Еду дальше, в городок Сиди-Ифни:

Пересекаю границу с Западной Сахарой и без приключений добираюсь до Эль-Аюна. В городе ничего примечательного. Кажется, местные живут победнее соседнего Марокко. На глаз — различий мало. Марокко считает Западную Сахару своей территорией. Местные партизаны из Фронта Полисарио против, но последние лет двадцать протестуют молча, не давая поводов для вечерних новостей.
Провожу в Западной Сахаре несколько часов и возвращаюсь в Тан-Тан — марокканский город недалеко от границы.
Тут случается первая неприятность: при замене флешки в фотоаппарате, я роняю ту, которая содержит все фото Эль-Аюна, в мутную воду придорожной канавы (не спрашивайте, как я этого добился), а потому на какое-то время в моем повествовании возникает иллюстрационный разрыв. Если бы я не пообещал завязать с изречениями, то непременно бы выдал еще одно:

Во время путешествия ваши руки не должны быть крюки!

Дорога в пустыню.
Отъезжаю от побережья и облака рассеиваются. Становится жарко. Отправляюсь в сторону Таты:

Попадаются заросли растений, которые я называю «уши Микки Мауса»:

Мертвый Микки Маус:

Живой и цветущий Микки Маус:

В населенных пунктах:

Одногорбые «корабли пустыни»:

Долину речки легко заметить по буйной зеленой растительности:

Периодически попадаются тихоходные грузовики, которые надо обгонять:

Гуэльмин:

После Гуэльмина дорога начинает портиться: становится уже, местами исчезает асфальт. Еду по прокатному GPS, ориентируясь на Тату:

Тата:

Дорога вдоль реки:

Если «Biliardo» или «Play Station» мне понятны, то «Mustapha» выглядит сомнительным развлечением 🙂 :

Вскоре после Таты асфальт исчезает совсем и начинается жесткий грейдер. Булыжники достаточно велики, так что местами приходится сбавлять скорость до 10кмч:

Думаю об объезде, но GPS настойчиво зовет вперед. Проезжаю самые плохие участки и выезжаю на более широкую гравийную дорогу.

Начинают встречаться машины. Их легко заметить издали по поднимаемому столбу пыли:

Арбузное поле недалеко от Загоры:

Прорвался:

В Загоре заливаюсь бензином и продолжаю ехать по GPS. Асфальт, появившийся около города, вскоре исчезает. Опять начинается жесткий грейдер. «Dacia» скрипит, похрустывает камнями, но едет. Населенные пункты не попадаются. Машин тоже нет. Дорога больше напоминает полевую, но GPS насточиво зовет вперед.
За бортом около сорока градусов жары. Выхожу, чтобы сфотографировать унылый пейзаж. Солнце нещадно прожаривает каждый метр этой каменистой пустыни. Поворачиваюсь к машине.
Замечаю, что из под бампера капает. «Удивительно, такой сухой воздух кругом, а конденсат кондиционера стекает…» — думаю я. Внезапно до меня начинает доходить: «Стоп! у машины же нет кондиционера!»
Прыгаю к машине, открываю капот. Трогаю пальцем стекающую жидкость: маслянистая субстанция типа тосола. Смотрю под капот: защиты двигателя на прокатной машине нет, но откуда течет — непонятно. Похоже, это не радиатор. Очевидно, патрубок, ведущий к нему снизу. Или шальным камнем что-то пробило, или фиксирующий хомут с патрубка охлаждения слетел, если там такой есть. Раздается долгожданный писк и на приборке загорается лампочка температуры двигателя. Глушу мотор.
Задумываюсь: «От Загоры я отъехал километров на 35, судя по GPS. Если дать машине остыть и долить воды, то есть шанс с несколькими остановками вернуться в город и найти автосервис для устранения течи.»
Воды у меня с запасом: прикупил литров пятнадцать по случаю пустыни. Доливаю воду. Из под машины сразу же начинает капать. Размышляю: «Течь сильная. Доливать бессмысленно: вся вода уйдет за минуты. Ехать без охлаждения в такую жару тоже не стоит. Даже если ехать быстро по этим кирпичам, обратная дорога до асфальта не займет меньше часа. Можно попробовать заводиться, набирать скорость, глушить двигатель и ехать накатом, после нескольких таких маневров давать двигателю остывать. Горок особых тут нет, так что медленно, но верно до заката я вернусь в Загору…».

Так и поступил. Разгонялась машина неплохо. Основной минус способа заключался в том, что при выключении двигателя тормоза, лишенные усилителя, почти что переставали работать. Кое-как я проехал таким образом километра четыре, а потом поломка в системе охлаждения спровоцировала другую, более серьезную.
Разогнавшись в очередной раз, я заметил впереди небольшой валун, высотой сантиметров 15. Чтобы не зацепить его днищем я начал притормаживать, хотя толку от этого было немного. В какой-то момент я понял, что затормозить уже не успеваю. Передачу для торможения двигателем я воткнуть уже не успевал, да и помогло ли бы это? Съезд с дороги был бы чреват повреждениями машины, поэтому я дернул ручной тормоз. К сожалению, было уже поздно и машина с глухим неприятным стуком остановилась как раз на валуне, плюхнувшись на него всей массой. Лучше, наверное, было в такой ситуации пытаться поскочить валун без ускорений и замедлений, но теперь это уже было несущественно.
Медленно я вылез из машины и с содроганием заглянул под передний бампер. Из пробитого картера черной предательской струйкой стекало масло…

Ощутил себя туарегом из книги Васкеса-Фигероа. Только вот мой железный мехари пал. Вероятно, для полного сходства мне стоило еще пить жидкость омывателя, чтобы не умереть от жажды, но воды я предусмотрительно купил ранее…

Мехари. [ар.] – род верблюда дромадера, ценимый за быстроту хода; служит главным образом для верховой езды.

Уже затемно, часам к девяти вечера, я дошел до асфальтового шоссе, ведущего из Загоры на север. Там остановил пикап, везущий в город арбузы. Ребята выгрузили меня возле отделения полиции. В отделении на меня удивленно уставилась пара усатых полицейских в очень мятой форме. На смеси малоизвестного им английского и моего бедноватого французского я объяснил, что «L’automobile — mal, trente kilometres — radiateur — кирдык!». После полутора часов разбирательств, звонков в прокатную компанию, в офисе появился парень, брат которого, как я понял, имеет эвакуатор.
Еще час моих воплей «Insurance!», согласования эвакуации с прокатной конторой и мы садимся в небольшой платформенный эвакуатор (детище японского автопрома «лохматых» времен) и выезжаем. Узкая каменистая дорога дается машине с трудом. Периодически слышно, как мы трем камни…

От Загоры мы отъехали километров на 5, когда раздался очень неприятный звук. Водитель выключил двигатель и мы вышли. Похоже, что при выезде из небольшой каменистой ямы, которую мы пропустили в темноте, мы неудачно зацепились и из-за этого частично вырвало задний мост эвакуатора. По крайней мере, его как-то странно развернуло градусов на 30 и с карданом он более не соединялся.
Через полчаса приехал другой эвакуатор — брутальный «LandRover» с короткой базой и стрелой-зацепом сзади. До машины мы добирались достаточно долго, так что время от времени мне приходилось подбадривать водителя, что мол «сейчас-сейчас, еще немного».
К рассвету мы достали машину, вернулись в город и припарковали ее у гостиницы «La Rose Des Sables» («Роза Песков», фр.). Утомленный бурным ночным приключением, я, тем не менее, долго не засыпал, прикидывая дальнейшее развитие путешествия и последствия поломки. Часам к 7 утра я все же провалился в сон.

В 10 утра меня разбудил стук в дверь. Пришел эвакуаторщик с каким-то местным риффиотом в тюрбане. Последний сносно говорил по-английски, так что я быстро его понял.
Ребята все согласовали с прокатной конторой и забирают машину в свой сервис. До прокатной конторы я не дозвонился, но героическими усилиями выбил с них какую-то малопонятную подтверждающую бумагу об изъятии машины (теоретически) на арабском. От предложенной подмены транспорта я отказался: новую машину могли доставить только через два дня, когда это потеряло бы всякий смысл. Судьба первого эвакуатора осталась мне неизвестна.

Забегая вперед, скажу, что прокатная контора все подтвердила, но я «попал» на стоимость франшизы (около тысячи долларов). После долгих переписок выяснилось, что шланг системы охлаждения действительно лопнул и это была не моя вина, несмотря на некоторый off-road. А вот за пробитый картер пришлось заплатить по полной, потому что прокатчик впоследствии утверждал, что двигатель заклинило и доказать иное дистанционно из Москвы не представлялось возможным. Справедливости ради, это была первая и единственная (на текущий момент) поломка / повреждение прокатной машины в моей жизни. Могло быть и хуже.
С одной стороны, если бы я лучше готовился и оптимизировал бы маршрут заранее, заменив Эрг-Шебби на Эрг-Шигага, проверил бы покрытие всех дорог, могло быть и лучше. С другой стороны, машина могла бы точно также сломаться где-то в другом месте. Хотя на асфальте, с непробитым картером, ее проще было бы починить и затем продолжить поездку.

Разобравшись с павшим «конем», я занялся собой: выяснил расписание автобусов до Агадира, время в пути и купил билеты на завтрашний вечер.
После этого отправился обедать. За обедом случайно втретил за соседним столиком утреннего риффиота-переводчика. Разговорились. Я посетовал, что не попадаю в Эрг-Шебби — кусочек пустыни, где можно походить по песчаным дюнам. Там, кстати, снимали немало сцен кино, где по сюжету действие происходит в пустыне: «Король скорпионов», «Принц Персии» и т.д.
Изначально я очень хотел попасть в пустыню, «чтоб барханы были до горизонта», как в конце фильма «Операция Кондор» с Джеки Чаном, а Эрг-Шебби выглядел для этого подходящим компромиссом.


Махмуд, так звали моего собеседника, сказал, что есть неплохой вариант посмотреть настоящую пустыню, с дюнами до горизонта (в отличие от Эрг-Шебби). Место, мол, называется Эрг-Шигага и ездят туда на джипе с ночевкой, потому как сложно, далеко от Загоры и т.д…

Через полтора часа я уже ехал в «LandCruiser» с водителем Ахметом в сторону эрга.

Эрг (в пер. с арабского дюнное море, песчаное море) — арабское название песчаных массивов Северной Африки (Большой Восточный Эрг, Большой Западный Эрг, Эрг Шебби). Для эргов характерно наличие барханов, дюн, летающих песков, солончаков, а также незначительное наличие или полное отсутствие растительного покрова. На территории крупнейшей пустыни мира — Сахары (площадью около 9 млн кв. км.) находится множество эргов, таких как Эрг-Шеш и Эрг-Иссаван в Алжире. В Центральной Азии подобную форму рельефа называют кум, в Аравии – нефуд, в Китае — шамо.

Сахара.
Здесь я, пожалуй, прерву рассказ и вернусь к иллюстрациям:

Суры Корана в форме наскальной живописи / скульптуры:

Начинается off-road:

Привал. По словам Ахмета здесь иногда бывает вода, отсюда и навес, и очаг, и пальма:

Благотворительная миссия для «детей пустыни»:

А теперь будет много фотографий настоящей пустыни, с волнистыми барханчиками, следами на песке и т.д.:

На горизонте дюны:

Отправился побродить по пескам:

Когда я вернулся в лагерь, Ахмет с каким-то местным сторожем дожаривали на огне здоровый кусок мяса. Ужин получился прекрасным. Я спросил у Ахмета, можно ли мне поспать на улице, а не в шатре. Ахмет не возражал. Вдвоем со сторожем они вытащили из шатра полноценную кровать, застеленную чистыми белоснежными простынями, прямо к подножию дюны.

А после ужина я лежал, смотрел на яркие пустынные звезды, слушал шелест ветра, сдирающего песок с кромки ближайшего бархана…

Это вечная борьба с собой — выспаться или пойти фотографировать рассвет? Думаю, что пока побеждает рассвет, я не безнадежен. Какой вариант изберет моя старость: «мягкое кресло и клетчатый плед» или «кто этот мощный старик на рассвете?» — увидим 🙂 .

Моя кровать с белоснежными простынями под открытым небом:

Ахмет:

Дорога обратно:

Снова в Загоре:

Агадир.
Автобус до Агадира тащился не то 6, не то 8 часов, так что в Агадире я был глубокой ночью. Дальше — такси, гостиница, остатки сна.
Утром побродил по рынку, а потом отправился купаться в холодном океане на грязноватый общественный пляж города.

День прошел незаметно. Вечером зашел в прокатную контору в аэропорту. Там ехидно поинтересовались, куда я дел машину. Ну что поделать — бывает. В целом, мило пообщались.
Рейс на Москву опоздал на два часа — было время понаблюдать за авиацией:

Вот такое получилось путешествие. Я считаю его самым неудачным среди всех прочих. Ну и, разумеется, Фес и Касабланку придется переделывать 🙂 . Буду в тех краях — займусь!